Спойлер “Мертвецы в розах” – Часть книги для ознакомления

Пролог
Обсуждение длилось уже достаточно давно, чтобы присутствующие на нем мужчины успели несколько раз поругаться, поспорить и примирительно согласиться с доводами другой стороны. Но в любом, даже самом оживленном споре, наступает такой момент, когда воцаряется тишина, которую не решается нарушить первым никто из присутствующих. Вот и в данный момент спорщики молчали, изредка посматривая друг на друга, словно давая возможность не себе, но другому нарушить возникшую паузу.
Неизвестно сколько бы продолжалась эта вынужденная тишина, но ситуацию для спорщиков спасла открывшаяся в библиотеку дверь. Точнее, ситуацию с напряженным спором спасла вошедшая гостья – женщина с таким надменным и холодным выражением на все еще прекрасном, несмотря на преклонный возраст, лице, и только что жарко спорившие мужчины непроизвольно подтянулись и оба приветственно с непритворным уважением кивнули.
– Мама?! – полувопросительно нарушил царившее молчание один из недавних спорщиков. – Разве ты не должна в это время отдыхать?
– Я, конечно, уже в довольно преклонном возрасте, Ивар, но все еще в здравом уме и вполне сама могу решить, когда мне идти отдыхать, – с легкой ноткой язвительности насмешливо усмехнулась гостья, мгновенно убрав холодность и надменность. Ответив сыну, дама перевела внимательный взгляд на третьего присутствующего в комнате человека. Всего один миг узнавания, и уже неподдельная улыбка озарила ее лицо, разом вернув всю былую красоту изысканным и тонким чертам ее благородного и хрупкого облика. – Герцог Блэкмор? Рада видеть вас, Дамиан. Как поживаете? Как ваши очаровательная жена и сын?
– Добрый вечер, леди Клайтон! – поздоровавшись, мужчина сначала учтиво поклонился, а потом все же преодолел небольшое расстояние, чтобы галантно поцеловать руку гостье. – Благодарю. Все замечательно: герцогиня успешно осваивает пост ректора магического университета, а наш сын с таким же успехом доводит учителей до нервного срыва.
– Вы, Дамиан, по-прежнему галантны, – нежно и по-матерински ласково улыбнулась гостья. – Рада, что у вас все хорошо, и вы все же окончательно помирились с моим сыном. Или я неправа?
– Какое имеет значение тот факт, что мы помирились с Блэкмором, мама? – вместо Дамиана раздраженно ответил хозяин дома. – Это, вообще, только наше с ним дело и тебя не касается абсолютно.
– Возможно, Ивар, – миролюбиво согласилась престарелая леди, насмешливо взглянув на сына. – Просто ты всегда был слишком непримиримым, а Дамиан только положительно на тебя влиял. Особенно когда вы были моложе.
– Мама!!! – страдальчески простонал мужчина, закатив на миг глаза и незаметно показывая кулак из-за спины другу. – Ты еще вспомни наше детство!
– Мальчишки! Какие же вы еще совсем мальчишки! – по-доброму усмехнулась леди Клайтон. – Даром, что разменяли четыре десятка. Но я рада, что вы возобновили свою дружбу, даже, несмотря на то, что…впрочем, не это меня сейчас интересует.
– Так что тебя интересует, мама?
– То, что вы за моей спиной обсуждаете будущее и судьбу Натэллы! – гостья возмущенно взмахнула рукой, останавливая готовый сорваться с губ сына протест. – И не нужно мне сейчас врать, пытаясь убедить, что это не так.
– Не совсем, – вдруг вмешался в разговор Дамиан, останавливая готового взорваться от гнева Ивара. – Признаю, что мы обсуждали будущее и судьбу вашей воспитанницы, но и не только это.
– Меня не особенно интересует то, что вы делаете для короны, Дамиан, – сухо ответила леди Клайтон. – Но Натэлла и ее будущее – не ваша забота.
– Мама, ты же понимаешь, что, несмотря на все обстоятельства, мы можем породниться с королевской семьей? – запальчиво воскликнул Ивар, не обращая внимания на предупреждающие взгляды друга. – Мы приняли ее в нашу семью. Ты приняла ее под свое «крылышко», несмотря на происхождение.
– Ивар, то, что твой отец несколько лет скрывал свою незаконнорожденную дочь от нашей семьи, позорит только его, но не Натэллу. Я приняла ее, и она моя воспитанница, поэтому я не потерплю никакого вмешательства в ее жизнь, несмотря на то, что ты теперь глава нашего рода. Элла будет жить так, как ей хочется, и сама будет выбирать себе мужа. Я позабочусь о ее судьбе. А вы, если уж вам так обоим хочется прославиться, можете заняться личной жизнью принца. Но без участия Натэллы!
– Мама, мне кажется, ты не понимаешь всю серьезность ситуации!! – еле сдерживая гнев, воскликнул Ивар. – Через месяц состоится официальная церемония коронации, после которой престол Леварии перейдет к наследнику Ренуара. Натэлла просто обязана присутствовать на этой коронации, как и все прочие незамужние леди королевства, чтобы быть в числе потенциальных невест молодого короля.
– Ивар, мне кажется, это ты не понимаешь, – устало возразила герцогиня, словно разом постарев на десяток лет. – Я не хочу принуждать Эллу на то, что ей не по нраву. Неужели в нашем королевстве не найдется еще множества других достойных аристократок, чтобы быть в числе потенциальных невест наследника престола?
– Найдется, конечно, леди Клайтон, – снова вмешался в разговор Дамиан, не дав возможности другу испортить отношения с матерью этим никому не нужным спором. – Но позвольте спросить: почему вы думаете, что девушка будет против быть снова представленной ко двору и, возможно, стать избранницей наследника престола Леварии? Разве не об этом мечтают многие юные аристократки? Наследник умен, хорош собой и, вообще, прекрасный молодой человек. Разве эта плохая участь для вашей воспитанницы?
– Я просто хочу, чтобы моя девочка была счастлива, – вздохнула примирительно леди Клайтон. – Она мне как дочь.
– Я понимаю, леди Ровена, – улыбнулся Дамиан, кинув взгляд на помрачневшего Ивара. – Но уверяю вас, что никто не заставит Натэллу выходить замуж за наследника против ее воли. Возможно, она найдет его не таким уж плохим. Род Клайтон должен представить свою молодую наследницу на коронации принца.
– Хорошо. Ваши аргументы, Дамиан, как всегда, весьма убедительны. И я верю вам в том, что девочку не принудят ни к чему против воли, если вы даете свое слово, – вздохнула леди Клайтон, устало присаживаясь на кресло и по очереди смотря на обоих мужчин. – Я поговорю с ней. Что требуется от нее до коронации?
– Она должна присутствовать раз в неделю во дворце на тех мероприятиях, что официально устраиваются для высшего света, – вместо друга ответил Ивар. – Балы, мама.
– Это будет непросто, – вздохнула леди Клайтон, поднимаясь с кресла и направляясь к выходу. – Я сделаю все, что в моих силах.
– Спасибо, мама, – Ивар все еще хмурился, но все же не смог сдержать вздоха облегчения, как только леди Клайтон удалилась, и двери в библиотеку закрылись. – Не знаю, как ты это делаешь, Дамиан!
– Нужно быть спокойным и логически обосновать свои доводы, – усмехнулся в ответ герцог Блэкмор. – Просто ты не женат! Поэтому учись, пока я жив!
– Половину мы сделали, – рассмеялся в ответ хозяин дома, насмешливо блеснув яркими зелеными глазами. – Мама уверена в том, что мы будем делать именно то, что сказали. Элла будет во дворце. Но как ты выманишь нашего друга на все эти приемы в высшем обществе?
– Уж я придумаю способ! – рассмеялся в ответ Дамиан. – Ему не уйти от своей судьбы.
– Пари? – отсмеявшись только им понятной шутке, предложил Ивар. – Три месяца?
– Нет, – насмешливо прищурил глаза Дамиан. – Максимум полтора! По рукам?
– По рукам!

Глава 1. Расставания, как и встречи, – это попеременно сменяющиеся этапы жизненного пути человека.

– Только не гитару!!! – кричал привлекательный молодой человек, с мольбой смотря на небольшой балкончик, на котором стояла разгневанная и весьма растрепанная рыжеволосая девица, державшая эту самую гитару над своей головой. – Лерия!!! Не смей бросать вниз мою любимую гитару!! Она же хрупкая и не выдержит этого!!
– Ах, она хрупкая?! Не выдержит??– завопила девушка на балконе так громко, что в окнах квартиры на первом этаже загорелся свет. Кажется, что этот факт – довольно обычное явление, но не в три часа ночи. А именно такая глухая ночь и была на дворе, но двое молодых людей вопили так, словно не боялись разбудить не только живущих на первом этаже, но и добрую половину всего жилого квартала. – Да эта гитара тебе была дороже, чем я! Эгоист! Бабник!
– Истеричка!! – не остался в долгу молодой человек, но тут же пожалел о своих словах, потому что успокоившаяся немного девушка снова разозлилась и все-таки швырнула злополучный музыкальный инструмент. Целилась она, конечно, точнехонько в голову парню, но тот, увидев быстрый, как стрела, полет своей любимицы, молниеносно кинулся на спасение инструмента, забыв о том, что до этого судорожно прижимал к себе одежду, пытаясь прикрыть наготу. Прыжок вышел удачным, но при падении мужчина знатно приложился о каменную мостовую, одновременно про себя радуясь тому, что спас любимую гитару, но вслух при этом пространно матерился, проклиная весь женский род и некоторых ее представительниц в частности.
– Красссиво!! – вдруг раздался нежный мурлыкающий голос из окна квартиры первого этажа. – Такой вид, да еще и ночью! Не хочешь, красавчик, ко мне заглянуть? Заодно и сыграешь что-нибудь!
– Тьфу, бабы, да чтоб вас! – выругался еще раз молодой человек, кряхтя поднимаясь на ноги, но аккуратно при этом держа гитару перед собой. – Да чтобы я еще раз!!
– Да это я тебя, чтобы не видела больше в своей жизни! – проорала с балкона девушка, с гневом наблюдая, как парень, вздрогнув от ее крика, принялся весьма активно, под язвительные реплики того же мурлыкающего голоса с первого этажа собирать разбросанные по мостовой вещи. Через пару минут все было собрано, гитара любовно засунута под мышку, и молодой человек, оглянувшись на уже пустой балкон и сплюнув зло в сторону двери, похромал по плохо освещенной ночной улице прочь.
Лерия ушла с балкона, потому что сдерживать слезы стало просто невозможно. Прислонившись к стене, она заплакала, а потом и вовсе сползла на пол, где зарыдала еще горше, не услышав, как открылась дверь в ее квартиру, пропуская гостью.
– Нашла из-за кого слезы лить, – раздался нежный девичий голосок, полный презрения, а рядом с горько плачущей девушкой присела эффектная брюнетка с умопомрачительной фигурой. – Я тут принесла кое-что.
– Мне на работу завтра, – раздался срывающийся от слез голос Лерии, но тем не менее девушка, решительно вытерев лицо от слез, протянула руку за бутылкой, что принесла подруга.
– Тоже мне аргумент, – весело хмыкнула брюнетка, садясь также рядом с хозяйкой на пол. – Спалился?
– Да, – Лерия снова разозлилась и сделала большой глоток прямо из бутылки. – Сегодня видела его. Козлина! А он еще и решил мне сюрприз сделать и пришел, пока меня не было!
– Тогда удивлена, что ты гораздо раньше не вернулась и не использовала свое оружие, чтобы отыграться! – хихикнула в ответ подруга, принимая от Лерии бутылку и делая такой же глоток.
– Да работы было невпроворот, – устало откликнулась уже успокоившаяся хозяйка квартиры. – Да и труп прятать хлопотно.
– Тоже верно, – хмыкнула гостья. – Я вообще не понимаю, что ты в нем нашла. Да и сейчас чего убиваешься? Не любила же ты его…
– Нет, – невесело рассмеялась Лерия. – Просто обидно как-то…
– Да пройдет. Плюнуть и растереть!
– Иди-ка ты спать, Мали, – устало улыбаясь, ответила девушка. – Да и мне пора. Спасибо за компанию и за вино.
– На здоровье, Лери, – откликнулась брюнетка, направляясь к двери. – Ты еще встретишь своего принца!
– Только принцев мне и не хватало! – передернула плечами девушка, отсалютовав ушедшей подруге полупустой бутылкой. – Никаких мужчин больше! Только работа! Ра–бо–та!

***

– Лерия Найтис!!!! – проорал, брызгая слюной на собственный письменный стол внушительных размеров мужчина в форменном темно-синем кителе отдела столичных маграсследований Тайной стражи. – Вы что себе позволяете??
– А что я себе позволяю, господин капитан? – с видом пай-девочки спросила девушка, подняв на начальника немного смущенные и чуточку печальные серо-зеленые глаза. – Что-то случилось?
– На вас, младший агент, утром поступила жалоба от господина Керана Дижота!! Как это понимать?
– И на что же жалуется господин Дижот? – чуть скрипнув зубами, но все еще стараясь держать покаянный вид перед высоким начальством, выдавила младший агент Найтис.
– Вы угрожали жителю столицы своим оружием и званием агента Тайной стражи?
– Нет! – начиная злиться, ответила Лерия, старательно сжимая кулаки и представляя, что таким образом пережимает шею Керана за подлый донос. – Ничего подобного, господин капитан!
– Тогда почему этот молодой человек написал нечто подобное? – капитан Рой Валлис выразительно помахал перед носом девушки бумагой, на которой виднелся написанный от руки текст. – Если вы ни при чем, то…
Вопрос капитана Валлиса прервал настойчивый и уверенный стук в дверь. Впрочем, пришедший даже не стал ждать приглашения, а просто открыл дверь, и взорам разгневанного начальника отдела артефактных расследований и распекаемой им подчиненной предстали два посетителя. Они были настолько разными и одновременно чем-то похожими между собой, что Лерия во все глаза уставилась на обоих, пытаясь понять, что ее смущает. Если один из посетителей был абсолютно ей не знаком, то второго гостя она знала очень хорошо. Пытаясь сдержать уползающие от удивления на лоб брови, Лерия во все глаза разглядывала самого известного некроманта королевства и главу Тайной стражи короля Ренуара по совместительству – герцога Дамиана Блэкмора. Наверно, вопрос о том, что понадобилось главе этим утром в отделе столичных маграсследований был написан просто-таки огромными буквами на ее лице, выражавшем сейчас крайнюю степень удивления. Иначе с чего бы ей услышать весьма обидный и насмешливый хмык со стороны второго гостя, который стоял чуть в стороне от герцога. С усилием оторвав взгляд от легенды Тайной стражи, Лерия решила все-таки рассмотреть второго мужчину, но только натолкнулась на насмешливый взгляд черных глаз. Заметив ее внимание, незнакомец, явно издеваясь, нахально подмигнул, а потом и вовсе широко улыбнулся в ответ на ее недовольно насупленные брови. От его улыбки ее сердце екнуло. Но это не от того, что она, как героиня любовного романа, оказалась сражена стрелой любви, а от непонятно откуда взявшегося страха. От улыбки незнакомца ее охватила какая-то дрожь волнения, что она и сама не поняла, что с ней. И даже не сообразила сразу, что ее так напугало.
– Герцог Блэкмор? – чуть удивленно приветствовал посетителей капитан Валлис. – Добрый день, господа.
– Добрый день, капитан, – вежливо поздоровался глава Тайной стражи. – Я к вам сегодня по важному делу. Мы можем обсудить это наедине?
– Конечно, господин Дамиан, – кивнул начальник отдела столичных маграсследований, спешно убирая донос на заваленный бумагами стол, и кивком отсылая Лерию прочь из кабинета. – Прошу вас. Лерия, мы с тобой потом договорим.
– Конечно, капитан, – чуть недовольно выдала подчиненная, направляясь к двери. Не удержавшись, она, уже уходя, все же оглянулась еще раз на посетителей, пытаясь запомнить приметную внешность странного и отчего-то вызывающего страх и некоторое волнение сопроводителя главы Тайной стражи. И снова натолкнулась на взгляд этих насмешливых черных глаз. Уже выходя за дверь, Лерия поняла, что ее так смутило и одновременно взволновало в облике незнакомца: когда он широко улыбнулся, то отчетливо стали видны длинные заостренные клыки, придавая его облику законченный и наводящий страх образ из ночных кошмаров. Вампир!

***

Все последующие рабочие часы Лерия честно пыталась выкинуть утреннюю странную встречу в кабинете начальника и добросовестно поработать. Но мысли постоянно возвращались к тому пугающему незнакомцу и более чем странному и внезапному посещению главой Тайной стражи кабинета капитана Валлиса.
Вздохнув, девушка все же попыталась отбросить в сторону бесполезные мысли и сосредоточиться на деле, которое вела последние пару месяцев. А дело, несомненно, было весьма и весьма интересное. По крайней мере, так казалось самой Лерии, но не ее более старшим и опытными коллегам. Младшим агентом девушка стала сравнительно недавно, всего лишь через полгода после окончания магического университета и поступления на службу в Тайную стражу короля Ренуара. И несмотря на то, что ее служба была ей и приятна, и интересна, как же хотелось бы ей самой понимать и верить, что это, несомненно, ее призвание, для которого идеально подходят ее магические и личные таланты и достоинства. Но она не чувствовала никогда полной уверенности в том, что это именно то, ради чего она появилась на свет. Вздохнув, Лерия все же погрузилась в чтение записей своего странного и запутанного дела, попутно вспоминая, с чего все началось восемь недель назад.
В тот день младший агент Найтис несла смену в уличном патруле и это обстоятельство ее весьма удручало, поскольку со вчерашнего вечера лил противный холодный дождь и, по всей видимости, не собирался прекращать свое мерзкое мокрое дело в ближайшие часы. Лерия ругалась сквозь зубы, кутаясь в плащ, попутно усиливая на одежде и обуви воздушный щит, отталкивающий воду. Но даже сухая одежда и сапоги не улучшали хмурого настроения, которое все больше портилось от непрерывного хлюпания сапог по скользкой мостовой и вынужденного созерцания мутной дождевой взвеси.
Лерия уже с нетерпением отсчитывала часы, оставшиеся до конца дежурства, когда ее скучное и серое времяпрепровождение нарушила ментальная волна боли такой силы, что девушка от неожиданности едва не упала в ближайшую лужу. Мгновенно подобравшись, стражница в одно мгновение активировала личное оружие и отбросила капюшон, чтобы ничто не мешало обзору. Более незащищенная зачарованным плащом голова тут же оказалась под холодными струями дождя, волосы моментально промокли, но девушка не обращала внимания на такие мелочи, настроив все чувства и дар на то, чтобы обнаружить те малейшие отголоски случившейся трагедии, которые она уловила несколько мгновений назад. К слову говоря, именно благодаря такой особенности своего дара, заключавшейся (помимо обычного управления воздушной стихией) в возможности чувствовать практически неуловимые ментальные волны и иногда воссоздавать образы случившегося некоторое время назад, Лерия оказалась в Тайной страже. Именно благодаря этим необычным и, что уж говорить, весьма редким, особенностям дара девушке в свое время незадолго до окончания университета была предложена должность стажера в отделе столичных маграсследований под руководством капитана Валлиса. Спустя пару месяцев примерной службы Лерии пожаловали должность младшего агента, и она приступила к более интересным и гораздо опасным делам.
И сейчас, младший агент Найтис, судорожно пыталась понять должна ли она сообщить более старшему сотруднику о предполагаемом преступлении, или же, возможно, справится своими силами. В итоге решив, что сначала сама узнает более подробно о том, что произошло, девушка, поудобнее перехватив личное оружие, настроилась на свой дар, пытаясь определить, откуда пришла ментальная волна. Уловив легкий остаточный флер боли, Лерия направилась вслед за тонкой ниточкой, ведущей в сторону серого дома. Ничуть не удивившись тому, что здание, в которое ее вел дар, оказалось заброшенным и с заколоченными окнами, стражница, снова поудобнее перехватив в одной руке оружие, ступила на полуразрушенное крыльцо и свободной рукой приоткрыла державшуюся на единственной ржавой петле дверь.
Холл дома встретил девушку тишиной и затхлостью. Никаких признаков живых людей. Лерия в нерешительности остановилась, оглядываясь по сторонам и раздумывая о том, не пора ли ей все же позвать на помощь. Внезапно, испугав девушку до дрожи в коленках, со второго этажа дома снова раздался ментальный отголосок крика. И в тот же миг до Лерии, взбудораженной до холодного и липкого пота внезапным обстоятельством, донеслась ментальная волна страдания и обреченности. Уже не раздумывая, стражница помчалась наверх, попутно активируя знак экстренной ситуации и ставя на себя воздушный щит. Она надеялась, что ее способности проявились вовремя и, возможно, кого-то еще можно спасти.
– Именем короля! – успела только крикнуть, влетая в комнату Лерия, поскольку все остальные слова стандартных фраз просто застряли в горле. Увиденное ее настолько потрясло, что девушка смогла только что-то прохрипеть, не в силах оторваться от представшей перед ней картины: на полу комнаты, сейчас щедро залитой кровью, в окружении огромного количества ярко-алых роз лежала молоденькая девушка, грудь которой была вскрыта и сквозь потоки крови и осколки ребер ее все еще бившееся сердце пульсировало каким-то ненормальным темно-фиолетовым светом.
Ощутив, как от увиденного к горлу подступает недавно съеденный обед, Лерия в ужасе зажала рукой рот, расширившимися глазами наблюдая, как исчезает тело несчастной девушки. В следующее мгновение случились сразу две вещи: внизу послышался звук сапог стражников, что приняли ее сигнал о помощи, и на полу комнаты полностью исчезло тело девушки и вся кровь, которой щедро были залиты прогнившие доски. Но единственным, что осталось в качестве напоминания об увиденном, была россыпь ярко-алых роз и человеческое сердце, уже не бившееся.
Когда стражники из патруля поднялись на второй этаж, Лерия все еще находилась в шоке от увиденного: в отличие от вновь прибывших перед ее глазами до сих пор стояла та девушка и ее лицо, искривленное от боли и ужаса. Конечно, в отделе ей не поверили. Ведь не могло быть так, чтобы кто-то невидимый в доли секунды совершает убийство и бесследно исчезает. Да так, что даже самые лучшие следопыты не могут отследить ни остаточные нити портала, ни капли творившейся магии. Более опытные коллеги предпочли посчитать девушку излишне впечатлительной и дофантазировавшей сцену убийства. Да, никто не сомневался, что преступление было, но не именно так, как рассказывала младший агент Найтис. Что насчет найденных улик? Так оказалось, что сердце, найденное на месте таинственного происшествия, действительно принадлежало когда-то молодой женщине. Но судя по состоянию тканей и степени разложения, эта несчастная была мертва уже минимум месяц. Ну, а россыпь цветов? Так мало ли различных психов на свете, что грешат периодически вскапыванием могил мертвецов и использованием частей их тел в различных ритуалах? Таким образом, это странное дело почему–то из разряда убийств с отягчающими обстоятельствами перешло в простое и никому не интересное – осквернение могил с целью проведения неизвестного ритуала. Да только Лерия отлично помнила все то, что она видела в том заброшенном доме и до сих пор иногда вздрагивала, вспоминая виденный в глазах жертвы ужас. Разумом она понимала, что коллеги правы, и все улики указывают на то, что это обычное и ничем не примечательное дело больных рассудком осквернителей могил. Но интуиция или чувства шептали ей, что это не совсем так.
Спустя несколько недель на окраине столицы случайным образом обнаружили ровно то же: россыпь свежих ярко-алых роз и сердце мертвеца. Только сейчас оказалось, что останки принадлежат мужчине, умершему минимум три месяца назад. Тут уж начальство не могло обойти вниманием два похожих случая и появилось дело, которое стражи называли между собой «Мертвецы в розах». Так как преступление посчитали не особенно важным и явно несерьезным (не живых же убивают!), то дело отдали на откуп молодой и перспективной сотруднице, которая и обнаружила самые первые останки жертв.
По правде сказать, Лерию при мысли об этом деле каждый раз охватывал неприятный озноб, но тем не менее она очень хотела разобраться в сути творящегося и понять, что происходит. И почему-то девушка не сомневалась, что эти жертвы не последние. И самое страшное, что она иногда скрывала сама от себя, были мысли о том, что это не какой-то сектант выкапывает останки людей и проводит одному ему понятные ритуалы, а кто-то очень могущественный и страшный совершает убийства живых людей, обставляя все таким образом, чтобы никто не догадался об истинном положении вещей. Но сколько бы Лерия не думала о том, что она может сделать и как подойти к решению этой головоломки, никаких толковых мыслей в голову не шло. Или банально ей не хватало опыта в таких делах.
– О чем задумалась, Рыжик? – раздался прямо над головой ушедшей в раздумья девушки веселый мужской голос, спустя мгновение сменившийся стоном боли, потому что ушедшая в свои воспоминания и мысли Лерия, неожиданно услышавшая обращенные к ней слова, резко подскочила на стуле, одновременно дернув головой и впечатываясь затылком в подбородок шутника. – Оуммм! Больно же!
– Извини, Сакран! – покаялась Лерия, потирая многострадальный затылок, который тоже получил свою долю болезненных ощущений от соприкосновения с подбородком коллеги по отделу. – В следующий раз не будешь подкрадываться незаметно!
– Не ворчи, бесенок! – парень, видимо, уже пережил последствия своего демарша и теперь, лукаво улыбаясь, присел на краешек стола девушки. – Ты такая миленькая, когда пытаешься злиться!
– Я всегда милая, – пробурчала Лерия, не поддаваясь на обаятельную улыбку первого бабника отдела столичных маграсследований.
Полгода назад, когда она только пришла работать в Тайную стражу и была еще слишком доверчива, она, как и многие девушки до нее, конечно же, попалась на обаятельную улыбку и блеск хитрых голубых глаз первого красавца отдела. Самостоятельность, служба в Тайной страже и свобода вольной взрослой жизни – опасный коктейль, создающий иллюзию того, что весь мир принадлежит тебе и стоит только захотеть, и все будет исполняться по твоему первому желанию легко и просто. Хорошо, что тогда она не вляпалась в более близкие отношения с этим мачо, иначе последствия были бы более печальные. Нет, дело не в том, что ее нравственность, или в данном случае распущенность, стали бы обсуждать и критиковать. Нет, дело в том, что она стала бы всего лишь одной из множества очередных трофеев обаятельного парня. К слову, хорошего парня со всех сторон, как ни крути: прекрасный страж, знающий свое дело, отличный друг, который всегда поможет… но… ветреный и очень уж любящий женщин. Возможно, кому-то это могло показаться недостатком, впрочем, сглаживающийся тем, что парень и правда был замечательный. Ну любвеобильный, что поделаешь, но в остальном – просто клад! За это, возможно, и прощали ему все его многочисленные пассии и интрижки с другими, и быстрые расставания. Сакран Хойтен умудрялся со всеми расставаться полюбовно и даже изредка наведываться… по старой памяти, так сказать. Лерия тогда, полгода назад, поддалась очарованию этого прохвоста и даже чуточку влюбилась, пока не увидела, как он целуется на дежурстве с одной из ее коллег. После безобразной сцены, за которую она себя иногда до сих пор ругала, девушка самой себе дала несомненно важное обещание: больше никогда не позволять себе никаких личных отношений с коллегами по работе. НИКАКИХ! К слову, именно это обещание, сделанное в эмоциональном порыве, помогло ей с тех пор общаться с Сакраном спокойно и деловито, что никак не вязалось с той дурацкой сценой ревности. А также и охлаждало пыл других коллег по службе, кои не раз делали попытки перейти к неслужебным отношениям.
Лерия в первые месяцы и сама не понимала, с чего такое внимание ей, в общем-то, обычной с виду девице. Ну волосы красивые – длинные, густые, но рыжие. Глаза обычные – серо-зеленые с коричневыми крапинками. Маленький нос в вечных веснушках. Фигура стандартная – все на месте, но без изысков. Что так привлекало в ней коллег мужского пола? Лерия и сама не понимала, пока не узнала, что парни просто решили поспорить – раз уж новенькая послала первого обольстителя Тайной стражи, то она явно какая-то особенная. Вот и пытались каждый свои силы испробовать. И чем больше и дольше Лерия держалась, тем азартнее становилась борьба за приз. Конечно, не все занимались такой ерундой. Попытав удачу один раз, многие парни отстали – не хочет и не хочет. Больно надо уламывать! Но вот Сакран все же не остывал и периодически (между очередными подружками) начинал новый виток обольщения. Вот и сейчас, нацепив одну из самых обаятельных улыбок, активно расточал комплименты и феромоны.
– Что ты хотел, Сакран? – с тяжким вздохом спросила Лерия, исподлобья глядя на серцееда. – Или ты просто так забежал, чтобы я убедилась, что у тебя всё еще все зубы на месте?
– До чего же ты противная иногда, Найтис! – улыбка парня чуть поблекла. – Тебя капитан вызывал.
– Что? И чего же ты молчишь, засранец? – Лерия вскочила со стула, машинально приглаживая волосы, убранные в тугой пучок, и одергивая форменный китель. – Что сразу не сказал?
Девушка, махнув рукой на парня, не стала дожидаться его объяснений и со всей прыти припустила к кабинету начальника, предполагая, что Валлис все же снова вспомнил о ней, и теперь ее ждет новый виток словесной трепки.
Приблизившись к кабинету начальника, Лерия глубоко выдохнула и несмело постучалась. Услышав разрешение войти, девушка, сделав максимально спокойное и отстранённое лицо, открыла дверь. Уже зайдя в кабинет, она, сделав несколько шагов, остановилась, глядя ровно перед собой и покорно ожидая того, что скажет Валлис.
Но капитан почему-то молчал, и Лерия уже начала нервничать и позволила себе некоторую вольность – стрельнуть глазами по кабинету. Вольность тут же сменилась холодком, пробежавшим вдоль позвоночника, поскольку напротив стола в кресле для посетителей сидел гость. Именно тот самый, что утром так бесцеремонно вместе с главой Тайной стражи прервал распекание одной подчиненной. Мужчина, поймав взгляд девушки, снова нахально усмехнулся и, не отрывая взгляд от Лерии, вопросительно мотнул головой, словно спрашивая у капитана Валлиса:
– Это она?
– Да, – коротко ответил капитан, почему-то хмурясь.
Если честно, то Лерия вообще ничего не понимала. Мысли скакали как сумасшедшие: от осознания того, что она что-то натворила и теперь ее ждет какое-то наказание до полного увольнения со службы. Неужели донос этого мерзавца Керана достиг своей цели, и ее теперь уволят?
– Хмм… Лерия… младший агент Найтис, – вдруг заговорил Валлис, обращая на себя внимание. – Так как вы у нас молодой сотрудник, работаете только полгода… но уже показали себя как умного и верного короне стража, поэтому вам поручена очень важная работа.
– Какая? – кое-как совладав с голосом, спросила Лерия, находясь при этом в самых растрепанных чувствах. Но, по крайней мере, начальник хвалит, а не ругает… Тогда, возможно, увольнение все-таки откладывается?
– Лерия, позволь представить тебе господина Таллейна, – капитан Валлис весьма вежливо указал на своего гостя, который, в свою очередь, позволил в сторону девушки легкий кивок. – Господин Таллейн прибыл к нам по просьбе герцога Блэкмора из дружественного мира, чтобы лично, в полевых условиях, так сказать, узнать работу нашей Тайной службы. То, как мы ведем и раскрываем дела по магическим преступлениям. И ознакомление с нашей работой начнется именно с отдела столичных маграсследований. Так как нашему гостю требуется сопровождающий в этих делах, то и было предложено, чтобы какой-нибудь молодой и инициативный сотрудник поспособствовал полному погружению уважаемого гостя в реалии нашей работы. И ты, Лерия, именно такой молодой, инициативный и весьма перспективный сотрудник!
– Эмм… – только и смогла ошеломленно выдавить из себя Лерия, невольно переводя весь этот спич на обычный язык: ты новичок, которому не дают особо важных дел, поэтому можешь спокойно стать нянькой при важном госте. К тому же ты девчонка (ну не сногсшибательная красавица, но не суть).
– Младший агент Найтис, вы же понимаете, какое важное поручение вам доверено? – нахмурив брови, спросил Валлис, пытаясь интонацией передать все свои мысли по этому поводу.
– Не стоит пугать девушку, капитан, – вдруг вмешался в разговор гость, одновременно вставая с кресла. Лерия даже вздрогнула, услышав этот голос, оказавшийся на удивление и мягким, и твердым одновременно. Если бы она не знала кому принадлежит такой приятный голос, то могла с легкостью влюбиться в его обладателя. Но мысленно дав себе пощечину, девушка снова вернула самообладание, пошатнувшееся из-за приятного низкого баритона. Табу! Она помнила о своем обещании – никаких личных отношений на работе. А уж вспомнив, что гость – вампир, Лерия стала снова совершенно хладнокровной.
– Буду рада! – спокойно ответила младший агент Найтис, выдерживая прямой взгляд пугающе черных глаз, в которых на миг мелькнуло и пропало удивление.
– Отлично! – с облегченной улыбкой выдал капитан Валлис. – Тогда завтра утром вы можете приступить к совместной работе. Лерия, прошу тебя показать господину Таллейну дела, которые ты ведешь, а также сделать несколько полевых рейдов.
– Конечно, капитан! – отрапортовала Лерия. Получив два утвердительных кивка и разрешение покинуть кабинет, девушка оставила мужчин наедине.

Продолжение читайте в книге “Мертвецы в розах” серии “Леварийский престол”

Купить электронную книгу

Новая серия! "Леварийский престол" книга 1 - "Мертвецы в розах"

09.10.2019

Встречают по одежке? И книги тоже!

09.10.2019

Добавить комментарий